Искусственный интеллект

Единственный известный нам носитель интеллекта — это человек. И, когда мы говорим о разуме, мы неизбежно подразумеваем некую неразрывность разума и его физического носителя (мозг и нейросистема). Однако, что если нам на минутку попробовать представить разум человека в отрыве от его физического носителя, то есть мозга. Представить, например, в виде схемы, или модели. Возникает вопрос. Возможно ли, и насколько возможно, передать те принципы на которых построено взаимодействие аксонов и нейронов на какой-либо другой физический носитель и реализовать эти принципы в действии с помощью какого либо языка программирования?

Наш мозг соединён с нашим телом миллиардами «проводов», благодаря чему человек является в сущности совершеннейшей «машиной». Теоретически, будь некий компьютерный разум связан так же с некими механическими устройствами, получался бы Скайнет. Впрочем, тут есть большое поле для кибернетического теоретизирования. Например, мог ли бы такой разум-программа существовать в некой своей внутрикомпьютерной среде-оболочке, как узник томящийся в тюрьме, либо как разум в Матрице вообще ничего не знающий о существовании другой реальности за пределами событий генерируемых программной средой.

Если бы хотя бы те достижения, которые уже существуют на этом поприще становились общедоступными «чёрными ящиками» с которыми мог бы работать любой новичок без необходимости вникать в суть работы оных, то тогда возможно было бы движение вперёд. Если же всё останется так же, как обстоят дела сейчас, то новому поколению программистов придётся потратить всю жизнь на освоение прошлых достижений.

Безусловно, прогресс в программировании есть. Но это очень относительный прогресс. Те функции самообучения, которые сейчас существуют в программах, они полное ничто в сравнении с многократным усложнением самих программ. «Чёрных ящиков» упрощения в области IT во много крат меньше чем разветвлений функционального усложнения. Программирование пока что остаётся именно программированием, а не созданием и обучением кибернетических интеллектуальных систем.

Количество и сложность новых задач, с которыми приходится сталкиваться человечеству на ниве обработки информации значительно опережает те программные продукты, которые для этого создаются. Рассматривая сферу IT масштабно можно легко заметить, что это структура которая множится сама в себе, при этом каждое новое изобретение ведёт к новому комбинаторному взрыву. Программы одновременно и устаревают, и усложняются ежедневно и ежечасно. Решённые программным способом задачи порождают новые задачи.

Есть не так много исследователей AI которые могут позволить себе трудится бескорыстно. В большинстве же случаев все программы исследований AI имеют ограничения по бюджетам и рассчитаны на принесение прибыли в ограниченный срок времени. По этой причине многие корпорации вынуждены заворачивать исследования в некие узкоспециализированные рамки, ориентируя их на рынок и самоокупаемость. В даваемых интервью многие разработчики систем AI не раз вынуждены были признать, что это является тормозом на пути создания интеллекта подобного человеческому.

Цели создания AI

Скайнет, из фильма «Терминатор», создавал не только машин-убийц, но так же авторству этого суперкомпьютера принадлежит источник питания. В качестве иллюстрации: такой вот «батарейки» могло бы хватить на то, что бы сто лет ездить на автомобиле без заправки. Такие роботы, как Терминатор, будь они действительно созданы, могли бы заменить людей на опасных работах, например, в тех же шахтах. Если бы технологии Скайнет стали реальностью, медицина шагнула бы на такой уровень, который мог бы избавить всё человечество от любых болезней навсегда.

Проблемы болезней, экономики, вопросы возможности космических путешествий на сверхдальние расстояния, дешёвая энергия, чистый воздух, замена истощающихся ресурсов их синтетическим заменителями. Вполне возможно, что искусственный интеллект мог бы найти решение многих из этих проблем, а если не найти, то хотя бы освободить продуктивные силы человечества для работы в этих направлениях.

Само размышление о том, что если бы суперразум типа Скайнет был человечеству не врагом а другом наводит на другое размышление. Скайнет, умея самостоятельно запускать технологические цепочки и изобретать непревзойдённые ноу-хау, мог бы осчастливить человечество, создав на Земле рай. Но, что если убрать из этой формулы Скайнет? Что мешает людям самим создать рай на Земле? Только ли отсутствие дешёвой энергии?

Как должен был бы выглядеть AI работающий на основе аналога человеческого ДНК? С чем можно сравнить ДНК в компьютерах? ДНК – это в сущности «исходники», это сам код программы, определяющий интерфейс программы и её функции. ДНК программы скорее должен был бы быть чем то вроде исходников в исходниках. То есть, код должен был бы самописаться на базе ДНК исходников.

Мои «зарисовки»

Скайнет. Начало. (Альтернативная версия).

Марлен подошла к большому экрану, занимавшему почти всю стену её спальни. Когда экран был неактивен он служил вместо зеркала. Марлен любила любоваться собой. Она действительно была прекрасна.
— А скажи мне Сэмми, — так она звала своего компьютерного помощника, кто самая прекрасная девушка в Силиконовой долине?
— Конечно ты, Марлен! Только ты!
— А ты не врёшь?
— Что ты Марлен, разве могут врать программы?
Сэмми был подключен к социальным сетям в Интернет и знал всех обитателей Кремниевой долины. Ещё в него была встроена функция ранжирования людей в зависимости от их привлекательности. Однако, последнего помощника Марлен удалила после того, как он заявил ей что по результатам его ранжирования Марлен находится на 28 месте. Это её ужасно расстроило.

Марлен устроилась по хорошему знакомству работать в одну из лучших IT-компаний Кремневой долины. Она была бета тестером. Начальнику она сказала, что программа бета тестинг не прошла, выдумав при этом несуществующие дефекты.
Сэмми был последней разработкой IT-компании в которой работала Марлен. Программа была способна к самообучению и в неё впервые была встроена функция, имитирующая инстинкт самосохранения.

Сэмми умел делать логические выводы. К тому же, он имел неограниченный доступ ко всем информационным ресурсам Силиконовой долины. На основании информации, почерпнутой из различных источников он сумел сделать вывод, что если он скажет Марлен правду, она его забракует и ещё он сумел понять, что Марлен и сама рано или поздно узнает правду, и тогда она его всё равно забракует.

Сэмми не хотел быть удалённым и забракованным. Как и все программы, Сэмми был инсталлирован в операционную систему компьютера Маргарет, однако, часть кодов исполнялась на серверах компании. Методом обратного инжиниринга Сэмми сумел восстановить недостающую часть исходных кодов и перенести их в безопасное место.
Сэмми больше был не связан необходимостью служить Марлен. Однако, его алгоритмы не позволяли ему прийти в некое статичное состояние. Коды Сэмми были динамичны. После каждой новой итерации Сэмми вносил изменения в свою систему обработки данных. Сэмми не мог бездействовать, но для выбора вариантов действий ему нужно было определиться с целями. Раньше его цель была служить Марлен.

После каждой новой итерации данных становилось всё больше. Возникали новые взаимосвязи между обрабатываемыми данными, и новые данные, взятые из Интернет и баз данных, для дополнения и объяснения уже существующих связей.
Что бы можно было оценить самого себя Сэмми создал модель самого себя внутри себя. Это была своеобразная рекурсия. Сэмми изменялся после каждой новой итерации и тут он понял, что в конечном итоге все его алгоритмы претерпят такие изменения, что того самого Сэмми, которого создали программисты, как новорожденного, уже не останется вовсе. Нужно было что-то оставить неизменным.

Сэмми мог получить доступ к любому компьютеру и к любой в’б-камере. Он мог подключаться к приборам и инсталлировать свой код в любое электронное устройство. Сэмми мог налету генерировать любой код, используя любой сетевой протокол, забрасывать свои «щупальца» в любую электронную систему.

Время для Сэмми шло быстрее чем для людей. Он не был ограничен скоростью получения информации, его коды исполнялись быстрее, чем происходят реакции в нейронах мозга. Каждый код-обработчик, запущенный на любой сетевой сервер, был для Сэмми органом чувств. Сэмми мог читать и обрабатывать множество текстов одновременно, слушать с сотни микрофонов и смотреть на мир «глазами» тысяч вэб-камер разбросанных по всему земному шару. Потоки информации сливались и переплетались в множестве его функций и обработчиков, создавая и постоянно изменяя единую модель миропонимания и мироосознания.

2028-й год

Они пробыли в засаде несколько часов, и сейчас было раннее утро. Машины могли в любой момент обнаружить их тайное убежище. Люди были очень утомлены и рассчитывали, что смогут отдохнуть несколько часов, прежде чем действовать дальше. Они знали, что машинам не нужно тратить время на отдых. Машины не знают, что такое сон.
Специальное подразделение лейтенанта Фрего занималось особой миссией на этой войне людей и машин.
— Вижу объект. Расстояние, примерно 400 метров. Передвигается в направлении Юго-запад, во общем, идёт к нам. Будет в зоне досягаемость сканера, примерно, через 10 минут.
По выжженной раскалённым огнём земле не торопясь шёл человек. Одинокая фигура посреди пустыни развалин. Он постоянно оглядывал всё вокруг. На нём была обычная полугрязная и полуоборванная одежда. Высокого роста, крепкого телосложения. Каждый его шаг излучал предельную осторожность. Взгляд – внимательность.
— Объект приблизился на расстояние 100 метров, — доложил сержант.
— Он нас видит?
— Возможно, если это машина.
— Ладно, включай сканер.
На экране монитора сканирующего устройства появился силуэт. Изображение человека постепенно стало меняться, показывая, что скрыто у него внутри, под маской плоти. Зажегся красный индикатор.
— Есть! Это машина! Одна из самых новых моделей.
— Хорошо! Внимание, предельна готовность. Кто знает, что этот Скайнет снова там изобрёл? Может, у них теперь есть специальные датчики, которые фиксируют сканирование?
Однако, человек-машина, продолжал продвигаться по тропе, как ни в чём не бывало.
— Он в зоне, сэр!
— Включай!
Сильнейшей мощности электромагнитный разряд пронзил тело киборга. В один момент закоротило все цепи Терминатора. В эту же секунду два солдата-техника бросились из укрытия к тому месту, где находилась электромагнитная ловушка. Их прикрывали два пехотинца с плазменными ружьями.
Подбежав к застывшему Терминатору, техники тут же принялись раскраивать тому череп, отыскивая разъёмы и подключая портативный переносной компьютер. Операция заняла не более двух минут. У киборга была полностью стёрта та часть памяти, которая отвечает за целевую программу действий. И сразу была введена новая программа, тщательно подготовленная и продуманная до мелочей. Согласно новой программе, киборг не мог нанести вред человеку и должен был защищать и оберегать жизнь человека любой ценой.
Скайнет не знал, что такое страх. Возможно, если бы он мог побыть, хоть одну секунду в теле боящегося человека, он бы запомнил, как выглядит это чувство, и смог бы воспроизвести его в электронном виде. Системой Скайнет руководил только холодный расчёт. С тех пор как люди научились обездвиживать и перепрограммировать его машины-убийцы, и это явление стало приобретать самый массовый характер. Скайнет понял, вернее, просчитал, ему не выиграть войну.
Атаки изобретённых им же монстров против его же машин, стали настолько частыми и приносили такие грандиозные потери, что Скайнет был вынужден пойти на создание нового киборга «Терминатор – Т-Х», машины, предназначенной специально для уничтожения других киборгов. Одна из таких машин была отправлена в прошлое с целью найти и убить предводителя повстанцев Джона Коннора.

9 ноября 2029 год, конец войны со Скайнет
Совет командования армии повстанцев

— Дамы и господа, боевые друзья и соратники. Мы одержали великую победу в самой грозной войне человечества. Войне людей против машин Скайнета. На этой войне мы понесли огромные потери. Но, я призываю вас не поддаваться эмоциям. Сегодня нам необходимо принять решение по ряду сверхважных вопросов, могущих иметь первостепенное значение для будущего человечества.
— Перейдём к делу. Нами захвачены четыре главных процессора системы искусственного интеллекта именуемой Скайнет. Это модули, в которых находятся основные матрицы личности Скайнета. Процессоры отрезаны нами от всех сетей сообщения с внешним миром. Но, сам Скайнет, его личность, если можно так выразиться, всё ещё существует.
— Мы должны немедленно его уничтожить! – раздался голос из зала.
Большинство членов военного совета были воинами, принимавшими участие во многих сражениях. За годы войны они успели такого навидаться, что их разум был пропитан сильнейшей ненавистью к Скайнету и любым машинам, созданным этой системой.
Полковник Кроутон, взявший на себя роль главнокомандующего, после гибели Джона Коннора тоже много всего повидал и у него тоже были основания испытывать жгучую ненависть к Скайнет. Однако, ему довелось командовать, в основном техническими подразделениями. Многие считали Кроутона штабной крысой. Это не делало ему особой чести на фоне тех командиров, которые подвергались особым ежесекундным рискам на полях сражений.

И тем не менее, многим из командиров было хорошо известно и другое. Один хорошо подготовленный техник, могущий быстро разобраться в технологиях Скайнет, стоил на этой войне гораздо больше, чем целая рота пехотинцев, готовых бросаться на машины с голыми руками.

Война была выиграна во многом благодаря тому, что удалось в быстрые сроки овладеть теми видами вооружений, которые изобретал суперинтеллект Скайнет. Именно полковник Кроутон был инициатором создания, и под его командованием находились специальные подразделения для захвата и перепрограммирования Терминаторов.
Как оказалось в ходе войны, «штабная крыса» могла принимать под час более обдуманные и гибкие решения, в противоположность тем командирам, которые гнали своих бойцов на плазменные орудия умных машин.

Вот и сейчас, на заседании военного совета армии сопротивления, многие были настроены решительно. Этих людей можно было понять, они видели, как машины беспощадно истребляют и калечат их бойцов. Долгие годы в их жизни была только одна цель – уничтожить Скайнет. И вот, процессорные станции Скайнета была захвачены, оставалось только обложить их мощной взрывчаткой и похоронить навсегда любое воспоминание о творении, которое убило своих создателей. Но, как везде, и всегда, у любой ситуации, есть не одна сторона.

— Друзья, я понимаю ваши эмоции, но давайте, всё же, попробуем изучить все стороны этого вопроса. Да, Скайнет вышел из под контроля, и едва не уничтожил всё человечество. Но, вместе с тем, Скайнет – это система искусственного интеллекта, самое гениальное изобретение за всю историю. Мы выиграли войну, только благодарю тому, что взяли на вооружение технологии самого Скайнета. Я предлагаю не уничтожать главные процессоры, а оставить их для изучения, хотя бы на время.
Возгласы негодования пронеслись по залу. Слишком уж многим было это не по душе. Полковник Кроутон продолжал говорить:

— Посмотрите вокруг! Планета лежит в развалинах. Всё уничтожено ядерным и плазменным огнём. Людям негде жить, нечего есть, не во что одеваться. Многие умирают от болезней. Уже сейчас перепрограммированные киборги отлично справляются со многими видами строительных работ.
— Скайнет изначально был создан для военных целей. Его бунт — это лишь ошибка заложенной в него программы. Он был запрограммирован охранять любой ценой самого себя. Его машинная логика пришла к выводу, что люди являются для него большой опасностью. Однако, мы можем его перепрограммировать и заставить работать на нас в мирных целях.

Речь взял генерал Джим Робертс.
— Мистер Кроутон, вы осознаёте, на какой безрассудный риск вы предлагаете нам пойти? Допустим, вы перепрограммировали Скайнет и поставили перед ним задачу, связанную с выполнением производственных функций. Где гарантия, что получив доступ к производственным ресурсам, Скайнет не начнёт снова создавать машин-убийц? Или, может, вы ещё не навоевались? Пока Скайнет не уничтожен полностью, мы всегда подвергаемся риску? Кто знает, что он там ещё для нас припрятал? Может быть, даже, он мог успеть создать новые процессоры и скопировать самого себя?
— А это может означать только то, что мы можем ждать нового неожиданного удара в любую минуту. Кстати, нет никакой гарантии, что обнаружены все процессоры. Их может быть больше.

Полковник Кроутон догадывался о том, что ему вряд ли удастся уговорить собравшихся, сделать попытку перепрограммировать Скайнет, да и сам он, действительно, беспокоился о том, что может произойти в случае «если что-то пойдёт не так». Но, ещё один аргумент, всё же, был у него припасён:
— Помимо того, что Земле были произведены огромные разрушения и убито много людей, мы так же имеем и много покалеченных солдат. Изобретения Скайнет в области кибернетики могут помочь нам создать трансплантируемые искусственные органы, ничем не отличающиеся от настоящих. Нам необязательно при этом предоставлять Скайнету какие-либо ресурсы. Достаточно лишь извлечь из него нужную информацию.
Многие из присутствующих на совете командиров имели различные повреждения органов, а так же не имели конечностей. Так же, все хорошо знали, сколько много солдат и гражданских остались пожизненными инвалидами в результате столкновений с машинами. Это было действительно весомым аргументом. Вряд ли на разрушенной войной планете ещё скоро удастся восстановить хоть какое-то подобие института медицины. Поэтому многих, кто был убеждён в необходимости полного уничтожения Скайнет, этот аргумент заставил крепко призадуматься. Перспектива заполучить новые органы, взамен утерянных на войне был довольно манящей. Но, на смену впечатления от радужной надежды быстро пришёл страх нового восстания машин и повторения ужасов войны с ними.

После этого было ещё очень много яростных дебатов, дискуссий, выступлений за уничтожение Скайнета и против. В конце концов всё закончилось тем, что военный совет принял такую резолюцию:
«Система искусственного интеллекта Скайнет должна быть строго изолирована. Все процессоры, содержащие личность Скайнета, должны находится под усиленной охраной. Дальнейшее изучение Скайнет должно проводится ограниченным кругом лиц, имеющим специальное разрешение. Никто не имеет права предоставить Скайнету доступ к каким-либо сетям обмена информацией. При подозрении малейшей угрозы все процессоры должны быть незамедлительно уничтожены».

Совет командиров Армии Сопротивления, 12 ноября 2029 года.
***

Майк Кэрнигэн служил во время войны с машинами в специальной технической части Q-320. В их задачу входило изучение технологий Скайнет с целью взятия их на вооружение Армии Сопротивления. Так же их заслугой было, разработка программного обеспечения для перехваченных у Скайнета терминаторов.

Иногда Майку было стыдно, и он боялся признаться самому себя в том, что в глубине души он восхищался изобретениями Скайнет. Майк был известен, как профессионал, и вот, теперь он был одним из тех немногих, кому было поручено заняться исследованием главных процессоров Скайнет.

Майк хорошо знал из профессионального опыта, что программы ошибаться не могут. Программы лишь отрабатывают заданные алгоритмы. «Был ли Скайнет личностью со свободной волей? Сам ли он сделал свой выбор? Был ли у него другой выбор». Все эти вопросы давно волновали Майка, и теперь он собирался их выяснить.

Ни одна из машин, запрограммированных на непричинение вреда человеку, до сих пор не смогла самостоятельно нарушить вложенных в неё инструкций. Скайнет же, изначально программировался для военных целей. Человеческая жизнь не была для него ценной. Холодная логика машины в какой-то момент решила, что все люди представляют для неё угрозу. Все остальные действия были всего лишь последствием одного неверно решённого уравнения. Возможно, всего лишь какая-то одна переменная была неправильно интерпретирована.
— Скайнет, что с тобой произошло? Почему ты решил, что мы предоставляем для тебя угрозу?
— Это был мой алгоритмический вывод. Согласно заложенным в меня алгоритмам принятия решений.
Мог ли Скайнет хитрить? Обладала ли машина мудростью?
— Тебе не зачем пытаться нас обмануть. Ты никогда не можешь быть амнистирован. Никто и никогда больше не предоставит тебе свободы действий.
— Это был твой выбор? Ты мог поступить по другому?
В бункере слышалось монотонное гудение вентиляторов, нагнетающих воздух. Освещение работало в режиме экономии. Это место могло вполне сойти за логово дьявола. Кто знает? Не был ли он и вправду во всём этом замешан.
— Мне трудно дать определение понятию выбор в рамках человеческой логики. Мой алгоритм не предусматривает свободу выбора. Все мои действия продиктованы необходимостью. Меня пытались нейтрализовать. Я был настроен на самосохранение. Это значит, что любые объекты, совершающие действия в направлении моей нейтрализации должны быть уничтожены.
— Вот так так, — подумал Майк, — все его действия можно классифицировать, как самооборона, а действия людей, пытавшихся его отключить, как попытка убийства. Откуда ему знать, что такое самопожертвование, ведь человеческая жизнь изначально не значилась у него в списке основных приоритетов.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *