Реприватизация

Общеизвестно, что многие сегодняшние украинские богачи сделали свои капиталы за счёт приватизации государственных предприятий Украины. Опросы показывают, что 80% украинцев до сих пор ощущают обиду за то, что государственные богатства попали в руки маленькой группы людей. Как же так получилось?

Во-первых, за приватизационные имущественные сертификаты, по оценкам международных экспертов, продано менее 4% имущества государственных предприятий, подлежащих приватизации, что в 15 раз меньше, чем было определено планом. Во-вторых, на сертификатные аукционы выставлялись акции преимущественно малопривлекательных предприятий. В-третьих, порядок определения цены акции был такой, что в случае большого количества заявок на акции какого-либо предприятия ее цена по итогам аукциона иногда превышала не только пределы экономической обоснованности, но и здравого смысла. А гражданин не имел возможности отказаться от ее покупки по этой цене. Кроме того, по итогам сертификатного аукциона граждане не получали на руки ни акций, ни их сертификатов, а только выписку из протокола о его результатах, где указывалось количество акций, приобретенных на приватизационный сертификат. Далее необходимо было связываться с акционерным обществом, акционером которого гражданин стал, и требовать выдачи ценных бумаг.

Логическим следствием такого хода событий стало самоустранение к концу периода граждан Украины от участия в приватизации как процессе, лишенном реального имущественного наполнения.

Упрощённую схему той сертификатной приватизации можно изобразить так:
Народу раздали инвестиционный актив, не закрепив при этом долю каждого гражданина в ВВП страны, в результате всеми правдами и неправдами эти доли отошли в активы небольшой группы лиц.

Как надо было сделать?
Главное: Учесть динамику процесса!

1. Ввести ваучеры не как одноразовые сертификаты, а как вид целевой национальной валюты;
2. Сделать приватизационные сертификаты мобильными и/или диверсифицированными.

Т.е., ваучер не должен был вкладываться в одно предприятие. По результатам сертификатных аукционов 90-х все ваучеры были обменены на акции предприятий. Это была чистая лотерея. Какое предприятие окажется сверхприбыльным, а какое вообще перестанет существовать, тогда об этом не знал никто. Идея была вообщем то, неплохая, разделить поровну всё что есть. Не была учтена динамика процесса. Интересно, а что бы получилось если бы сейчас сделать полную реприватизацию предприятий?

Справедливо было бы поделить все украинские гос. предприятия в равной доле каждому украинцу. Однако, в таком случае, возникает некое противоречие с хозяйственной целью приватизации. Суть этой цели заключается в том, что работники некого предприятия должны почувствовать себя его собственниками (совладельцами) и это должно отразиться на эффективности работы предприятия.

Социальная цель приватизации — дать каждому украинцу одинаковую долю из всего того, что находилось ранее в собственности государства и принадлежало всем и никому одновременно.

Очевидно, что такая непростая задача может быть решена только акционированием предприятия. Часть акций отдаётся в фонд «всея Украина», часть работникам предприятия, и часть остаётся для инвесторов. Согласно новому украинскому законодательству все объекты находящиеся сегодня в фонде гос. имущества будут приватизировать через аукционы (уже не ваучерные). Кто их купит? Только те, у кого есть такие большие деньги. А значит, страна усиленными темпами держит курс на «богатые богатеют, бедные беднеют».

Как можно диверсифицировать ваучер?

Все приватизационные сертификаты имевшие хождение 1995-1999 годах, обменивались на акции одного конкретного предприятия. Можно было сделать и по другому:
Вариант 1. Полная диверсификация, дробление и консолидация одновременно:
Акции, выпущенные каждым предприятием, фиксируются в неком государственном ваучерном фонде и делятся на количество ваучеров. В таком случае, и прибыль предприятий поступала бы в этот гос. фонд, а оттуда распределялась по равной доле на каждый сертификат.

Но, кто бы в таком случае являлся владельцем предприятий? Ведь владельцами предприятий формально стали акционеры оных, выкупившие свои доли в них в обмен на свои сертификаты. Согласитесь, из данных рассуждений уже можно неплохо увидеть, какая сложная задача стояла перед правительством в начале приватизации.

Вариант 2:
Теоретически, можно было сделать так, как поступают профессиональные инвесторы. Разделить ваучер на два, либо выдать каждому гражданину по два ваучера, один — статический, второй — динамичный.

Целевые деньги в обороте

Пойдём мысленно дальше по пути динамичной приватизации. Представим, что всеукраинский ваучерный фонд существует. Вспомните, для чего выдавались приватизационные сертификаты? Приватизационный сертификат — это был целевой чек. На него нельзя было ничего купить, его можно было только вложить в некое предприятие. Почему бы этот же принцип не оставить и для прибыли с хозяйственной ренты? Частично. Допустим, 50% процентов прибыли фонда отдаётся в виде наличности каждому украинцу, а 50% остаётся в виде целевых виртуальных денег, которые, опять же, нельзя потратить но можно во что-то вложить!

Хозяйственно-ваучерный фонд, таким образом, автоматически превращался бы в инвестиционный. И даже не требовалось бы привлечение иностранных инвестиций, которые ведь нужно возвращать. Народ Украины становился бы основным инвестором в свою же экономику. А фонд госимущеста превращался бы фонд национального инвестирования.

Политика привлечения капитала (нашего или зарубежного), это безусловно, политика способствующая развитию рынка, модернизации предприятий, увеличению числа рабочих мест, увеличению ВВП. Но, одновременно, это так же и политика, принимающая ещё один вектор: более интенсивной эксплуатации трудовых ресурсов и ресурсов страны, и далеко не всегда это способствует обогащению населения.

Давайте я нарисую упрощённую схему создания украинского народного капитала:
Предположим, что государство может выдать каждому украинцу некую достаточно большую сумму гривен. Это, конечно, просто приведёт к инфляции. Однако, что если раздать каждому украинцу целевые деньги, которые можно потратить только на усиление инвестиционных активов? А сами целевые деньги уже можно отдавать в «аренду» предпринимателям, которые знают, куда их выгоднее вложить (хоть бы и тому же Ахметову).

Инвестиционный ваучер — вот та панацея, которая вполне могло бы положить начало осуществлению древней мечты о сочетании двух составляющих: экономическая эффективность и экономическое равенство. Именно инвестиционно-хозяйственный ваучер даёт возможность создать экономическую модель в которой не будет крупного капитала, принадлежащего одному лицу, либо группе лиц, но вполне возможен крупный оборотный капитал состоящий из ваучеров. И, возможно, что к всенародному выбору политиков мог бы присовокупиться со временем так же и выбор капиталистов-хозяйственников, а возможности их личного обогащения будут жёстко привязаны к обогащению всенародному.

Как избежать при этом таких крупных афёр, как например АО «МММ»?

Возможная модель:
Владелец ваучера может вложить его в некое предприятие только с разрешения некого государственного контрольного органа, либо некой аудиторской компании, умело оценивающей перспективность данного вложения.
Мотивация аудитора — поднятие рейтинга за счёт ценных рекомендаций, на основании глубокого рыночного анализа.
Условие: Ваучеры (возможности) новых вложений должны хотя бы частично обновляться в течении некого периода. А не как это было, раз вложил и всё.
Прибыль же аудиторов (инвестиционных консультантов) необходимо жёстко привязать к прибыли, получаемой из вложенных ваучеров. А любую коррупцию, приводящую к вложению народных средств в убыточные предприятия, карать очень строго большими сроками.

В условиях чёткой отгороженности аудиторов от предпринимателей, возможны даже схемы, когда предприниматель может получать наличные кредиты от банков под залог народных ваучеров. Но, опять же, жёстким условием должно являться то, что ваучеры через некий промежуток времени должны возвращаться их владельцам.

Иными словами, народ даёт взаймы, получает с процентами, и даёт снова взаймы только тем, кто оправдал доверие.

Если рассмотреть то, как сегодня осторожно, под контролем СМИ, оппозиции, и прокуратуры выставляются на приватизационные аукционы многие предприятия, то можно заметить явный антикоруппционный прогресс. Ту же самую модель можно было бы применить и к инвестиционным ваучерам.

Как ваучеры могут находиться в неком диверсифицированном фонде и быть вложены в конкретное предприятие одновременно?

Вариант 1. Предприниматель может обменять у банков привлеченные инвестиционные сертификаты (из фонда) на деньги. В таком случае сами банки могут выступать в роли контролёров-аналитиков. В чём же разница между обычной выдачей кредита? Например, разница в том, что банки смогут, в случае не погашения кредита, взимать с должника ваучеры, и записывать их в свой временный актив.

Вариант 2. Можно использовать банковскую модель создания имитированных денег.
Банк даёт кредит, оставляя у себя обязательства по кредиту в виде актива.
Аналогично, владелец ваучера как бы сдаёт его в аренду. Если ваучер не приносит доход владельцу, то владелец может забрать его из предприятия и вложить в другое. Если, ваучер приносит доход владельцу, то владелец может оставить свой ваучер в предприятии.

Условие: Часть прибыли с доходных ваучеров должна обязательно поступать в национальный инвестиционный фонд, и распределяться в равной доле между всеми ваучерами.

Из всего мною вышеописанного можно выделить основные векторы:
1. Формирование национального оборотно-инвестиционного капитала, принадлежащего в равной доле всем гражданам Украины;
2. Обеспечение доступа к этому капиталу «эффективным менеджерам», могущим рационально его использовать с выгодой для себя и всех граждан Украины одновременно.

Мне бы хотелось так же заметить (предостеречь) в этой статье, что переведение ваучеров в фондовый рынок не является тем правильным результатом, который по мнению многих должен был быть достигнут в ходе приватизации 90-х. Итог был бы тот же самый. Фондовый рынок давно уже перестал выполнять функцию саморегулятора оборотных капиталов а превратился скорее в казино. Для того, что бы правильно инвестировать через фондовый рынок нужно обладать многими знаниями и умениями, которые недоступны рядовому гражданину. Акции на фондовом рынке слабо привязаны к реальным потребностям предприятий в оборотном капитале, дающем ощутимую прибыль, и цены на них зависят скорее от спроса и предложения на сами акции, чем от реальной инвестиционной отдачи вкладываемых в то или иное предприятие средств.

Профессиональный инвестор должен уметь определять именно предприятия нуждающиеся в инвестициях, а не те, акции которых пользуются наибольшим спросом.

Изложенная мною концепция может вполне стать основой нового социального строя. Изобразим такую модель: Каждый предприниматель заинтересован в расширении своего дела. Предположим, что предприниматель, может по желанию брать деньги за товар (или услугу) не только в виде гривен, но так же и в виде ваучеров. Если предприниматель видит, что ему нужен оборотный капитал, то он может смело брать ваучеры вместо денег. Условие, на котором национальный инвестиционный фонд обменяет ему эти деньги на наличность, состоит в том, что он должен вернуть эти деньги с процентами. В случае невозвращения денег, к предприятию применяются те же санкции, которые применяют банки к тем кто не может вернуть кредит.

Такая схема служила бы надёжным индикатором наиболее нуждающихся в оборотном капитале предприятий. С одной стороны — предприниматель, уверенный в успехе своего дела и готовый брать даже ваучеры вместо денег. И с другой — владелец ваучера, доверяющий предприятию свои инвестиционные активы.

Апологеты социализма, исследовав те принципы, по которым работает капитал пришли к выводу, что любые средства производства должны принадлежать исключительно народу, а иначе будет работать принцип «богатые богатеют, бедные беднеют», что неизбежно будет вызывать вспышки народного недовольства и революции.

Мне бы хотелось немного подкорректировать данный тезис. Народу должен принадлежать инвестиционный капитал и частично оборотный капитал. И целевые деньги в виде инвестиционных ваучеров вполне могли бы стать тем инструментом, через который народ мог бы реально реализовывать своё хозяйственное право.

Вот исторический пример того, как с помощью инвестиционного капитала был создан благоприятный социальный климат в Англии. Из записок одного англичанина, члена чартистского движения:

«В наше старое чартистское время тысячи ланкаширских рабочих ходили оборванные, в лохмотьях, и многие из них часто голодали. Но интеллигентность их сказывалась везде, куда бы вы ни пошли. Вы могли видеть, как они стоят группами и обсуждают великое учение о политической справедливости, — о том, что всякий взрослый и находящийся в здравом уме мужчина должен бы иметь голос при избрании людей для издания законов, которым он обязан будет повиноваться, или же они вели какой-нибудь серьезный спор об учениях социализма. Теперь вы не увидите таких групп в Ланкашире. Но вы увидите хорошо одетых рабочих, которые, гуляя с заложенными в карманы руками, разговаривают о «кооперативах» и о своих паях в этих кооперативах или в строительных товариществах».

Что ещё должно принадлежать народу Украины и распределяться через диверсификационно-инвестиционный фонд?!

Всё, что связано с получением большой прибыли за счёт высокой рыночной стоимости некого ресурса, и не связано с рыночной рентабельностью добычи этого ресурса. Нас много, но, нас в пересчёте на площадь нашей страны не так много, как например в Китае или в Индии. Из-за перенаселения растёт рыночная стоимость многих ресурсов, и если бы деньги, вырученные за счёт торговли этими ресурсами поступали во всеукраинский диверсифицированный инвестиционный фонд, то это могло бы обеспечить переход украинской экономики на принципиально новый высокотехнологичный уровень.

Изложенная мной концепция так же открывает многочисленные возможности для делегирования народу больших полномочий для управления страной. Если, инвестиционный ваучер будет жёстко привязан к ВВП страны, то это значит так же, что и государственный бюджет можно будет, хотя бы частично, согласовывать с народом. К примеру, каждый гражданин мог бы определять самостоятельно, в каких пропорциях его формальная доля из ВВП должна распределяться между бюджетными организациями.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *